Приветствую Вас Гость | RSS

Nataly

о жизни, о вселенной и вообще...)))

Главная | Форум | Регистрация | Вход
 
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 5«12345»
Модератор форума: usni 
Форум » Читальный зал » Читальный зал » СЕЛЕСТИНСКИЕ ПРОРОЧЕСТВА (Джеймс Редфилд)
СЕЛЕСТИНСКИЕ ПРОРОЧЕСТВА
usniДата: Воскресенье, 23.09.2012, 22:29 | Сообщение # 16
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 289
Статус: Offline
Вы задаетесь вопросом: если объяснение действительности и смысла человеческого существования служителями Церкви неверно, то что же тогда верно?

– Вам понятно, какое воздействие оказал этот крах на людей того времени? – снова заговорил Добсон после некоторой паузы.

– Полагаю, в какой-то мере это выбило их из колеи.

– Это еще мягко сказано, – подхватил историк. – Произошел полный переворот. Старые представления о мире на каждом шагу ставились под сомнение. По сути дела, к семнадцатому веку астрономы представили неопровержимые доказательства того, что Солнце и звезды отнюдь не обращаются вокруг Земли, как то утверждала Церковь. Стало ясно, что Земля – всего лишь небольшая планетка, которая движется по орбите вокруг одного из малых солнц, каких в этой галактике миллионы.

Он пригнулся ближе:

– Вот что важно. Человечество утратило занимаемое им место в центре сотворенной Богом Вселенной. Понимаете, какой это дало эффект? Сегодня, когда вы наблюдаете за изменениями погоды или ростом растений или когда на ваших глазах кто-то внезапно умирает, вы испытываете какое-то беспокойство и замешательство. Раньше же вы сказали бы, что это промысл Божий или что к этому приложил руку дьявол. Но с крушением средневекового мировоззрения нет более и этой уверенности. Все, что раньше считалось само собой разумеющимся, теперь требует нового объяснения, а особенно природа Бога и ваше с Ним общение.

– С осознанием всего этого, – продолжал пояснения историк, – начинается новое время. Крепнет дух демократии, растет недоверие к папской и королевской власти. Объяснения Вселенной, основанные на гипотезах или евангелической вере, уже не устраивают. Пусть даже в ущерб уверенности нам не хочется больше доверяться еще кому-то, кто, подобно церковникам, контролировал бы нашу жизнь. Живи вы в то время, вы бы приняли участие в создании нового заказа для науки.

– В создании чего?.. Добсон рассмеялся:

– Окинув взглядом безграничные просторы Вселенной, вы, подобно мыслителям того времени, пришли бы к выводу, что необходимо выработать единое мнение о том, как исследовать наш новый мир. И этот способ исследования действительности вы назвали бы научным методом. Он заключается в проверке любой гипотезы об устройстве Вселенной; полученные же вами выводы выносятся на обсуждение всех людей, чтобы всем вместе решить, правы вы или нет.

– После этого, – продолжал объяснения Добсон, – вы подготовили бы исследователей, готовых отправиться в эту новую Вселенную во всеоружии научного метода, и поставили бы перед ними историческую задачу: «Исследуйте место сие, разузнайте устройство его и смысл жития нашего в нем».

Вы осознали: прежняя уверенность в том, что Вселенной правит Бог, а вместе с тем и представление о самом Боге утрачены. Однако вам кажется, что при помощи метода, которым вы обладаете и который основывается на всеобщем согласии, можно узнать природу всего, что вас окружает, в том числе познать Бога и истинное назначение рода человеческого. И вот вы высылаете этих исследователей, чтобы они узнали, в чем заключается истина, и поведали вам об этом.

Добсон замолчал и посмотрел на меня.

– В Манускрипте, – продолжал он после паузы, – отмечается, что незнание вызывает тревогу, от которой мы теперь избавляемся. Мы направили исследователей, чтобы, вернувшись, они объяснили смысл нашего существования. Однако Вселенная оказалась настолько сложной, что им не суждено было тут же вернуться обратно.

– А в чем заключается наша тревога?

– Вернитесь в те времена. После того как при помощи научного метода не удалось сформировать новое представление о Боге и предназначении человечества, отсутствие уверенности и смысла оказало глубокое воздействие на западную цивилизацию. Необходимо было предпринять что-то еще, чтобы получить ответ на наши вопросы. И тут мы пришли к решению, которое казалось весьма логичным.


"Никогда не сдавайся, даже если знаешь, что исход боя не в твою пользу: любая мелочь, любая случайность в следствии твоих усилий может все поменять. "
 
usniДата: Воскресенье, 23.09.2012, 22:30 | Сообщение # 17
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 289
Статус: Offline
Мы посмотрели друг на друга и решили: «Ну что ж, раз наши исследователи еще не вернулись и не поведали о том, где мы поистине стоим в духе, почему бы нам пока не обустроиться в новом мире. У нас, несомненно, уже достаточно знаний, чтобы воспользоваться ими для своей собственной пользы, так почему бы пока не потрудиться и не повысить жизненный уровень, чтобы обезопасить себя от превратностей судьбы?»

Добсон усмехнулся:

– Вот этим мы и занялись. Четыре столетия назад! Взяв дела в свои руки, мы избавились от чувства неуверенности, сосредоточились на освоении Земли и использовании ее запасов для улучшения своего материального положения. И только теперь, на пороге следующего тысячелетия, мы в состоянии понять, что же произошло. Наша сосредоточенность на материальном со временем переросла в озабоченность. Мы полностью потеряли себя в созидании мирской, экономической безопасности взамен утраченной нами духовной. Вопрос о том, зачем мы живем, что за духовный процесс происходит здесь на самом деле, был мало-помалу отставлен в сторону и вовсе забыт. Добсон пристально посмотрел на меня, а потом проговорил:

– Борьба за существование, причем за существование с все большим комфортом, захватила нас настолько, что нам стало казаться, будто в этом, и заключен смысл жизни, и мы понемногу стали забывать о первоначально поставленном вопросе… Мы забыли, что до сих пор не знаем, зачем мы существуем.

Из иллюминатора был виден раскинувшийся далеко внизу город. Судя по маршруту полета, это был Орландо в штате Флорида. Насколько геометрически правильно расположение улиц и проспектов, насколько рассчитано и упорядочено все то, что построено человеческими руками! Я взглянул на Добсона, который сидел с закрытыми глазами и, казалось, спал. Он битый час рассказывал мне о Втором откровении, потом принесли обед, мы перекусили, и я поведал ему о Чарлин и о том, почему решил отправиться в Перу. После этого мне захотелось посмотреть на гряды облаков и поразмышлять над тем, что он рассказал.

– Ну, и что вы об этом думаете? – неожиданно спросил мой сосед, повернувшись ко мне с сонным видом. – Уяснили для себя Второе откровение?

– Не уверен.

– А нет такого ощущения, что вам стало более ясно будущее рода человеческого? – Кивком он показал на остальных пассажиров. – Видите, насколько все озабочены? Сегодня многому находится объяснение. Ведь у нас не так мало знакомых, настолько одержимых работой, что они страдают от этого болезнями и стрессами, но остановиться не могут? Им не остановиться потому, что в повседневной рутине есть возможность забыться, свести жизнь к одним практическим соображениям. Они так и поступают, чтобы не вспоминать о терзающих их сомнениях относительно того, зачем они живут.

– Второе откровение раздвигает временные рамки нашего понимания истории, – добавил он. – Оно позволяет сформировать такой взгляд на цивилизацию, который не был бы ограничен современными представлениями, а основывался бы на опыте всего тысячелетия. Из Второго откровения становится очевидной наша озабоченность, и это дает возможность стать выше ее. Вы только что испытали на себе расширение исторических горизонтов. Теперь понятие «сегодня» стало для вас шире. Глядя на людей, вы теперь сумеете ясно различить одержимость и невероятную озабоченность развитием экономики.

– Но что в этом плохого? – возразил я. – Это как раз то, что сделало западную цивилизацию великой. Добсон громко рассмеялся:

– Конечно, вы правы. Никто и не утверждает, что это плохо. По сути дела, в Манускрипте говорится, что эту озабоченность материальным необходимо пережить как стадию развития человечества. Однако мы потратили достаточно много времени на обустройство в этом мире.


"Никогда не сдавайся, даже если знаешь, что исход боя не в твою пользу: любая мелочь, любая случайность в следствии твоих усилий может все поменять. "
 
usniДата: Воскресенье, 23.09.2012, 22:31 | Сообщение # 18
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 289
Статус: Offline
Пора прийти в себя от этой вечной обеспокоенности и вернуться к первоначальному вопросу. Чем обусловлена жизнь на этой планете? Зачем все-таки мы здесь?

Я долго смотрел на него, а потом спросил:

– Вы считаете, в остальных откровениях даются ответы на это?

Добсон склонил голову набок:

– Считаю, что нам стоит изучить эту рукопись. Я уповаю лишь на то, что никто не уничтожит оставшуюся часть Манускрипта до того, как нам удастся получить эти ответы.

– Неужели перуанские власти полагают, что могут безнаказанно уничтожить бесценный документ? – усомнился я.

– Они могут сделать это тайно, – ответил Добсон. – Официально Манускрипта вообще не существует.

– Мне кажется, на его защиту встанет все научное сообщество.

– Да, мы уже встали на его защиту. – Лицо историка приобрело самое решительное выражение. – Поэтому я и возвращаюсь в Перу. Я представляю самых выдающихся ученых, которые как один требуют предать оригинал Манускрипта гласности. Мною посланы письма главам соответствующих ведомств перуанского правительства, в которых сообщается о моем приезде и выражается надежда на сотрудничество.

– Понятно. Как они, интересно, отреагируют?

– Вероятно, будут все отрицать. Но, по крайней мере, это будет сделано официально.

Лобсон отвернулся, погруженный в глубокие раздумья, а я снова прильнул к иллюминатору. Когда я вглядывался вниз, меня осенило: ведь для того чтобы суметь сделать самолет, на котором мы сейчас летим, потребовалось четыре столетия технического прогресса. Мы научились использовать добытые из Земли богатства. Сколько поколений людей, размышлял я, потребовалось для создания материалов и обретения знаний, с помощью которых этот самолет стал явью? А сколько людей потратили всю жизнь, сосредоточившись на каком-то одном незначительном вопросе, и занимались этим не поднимая головы, чтобы можно было сделать маленький шаг вперед?

Неожиданно мне показалось, что в это мгновение я в полной мере исполнился пониманием того исторического пространства, о котором мы говорили с Добсоном. Я отчетливо представил себе все тысячелетие, словно часть собственной жизни. Тысячу лет назад мы жили в мире, где были четко обозначены Бог и духовная природа человечества. А потом мы это утратили или, точнее, решили, что должно быть что-то еще. Для этого мы послали исследователей, которые должны были выяснить, как все обстоит на самом деле, и рассказать об этом. Но на это потребовалось слишком много времени, и тогда мы задались новой, более приземленной целью – обустроиться в этом мире, создать себе больше удобств.

И мы обустроились. Мы обнаружили, что можно плавить руды металлов и делать из них всевозможные приспособления. Мы открыли источники энергии – сначала пар, затем бензин, электричество и атом. Мы создали современное сельское хозяйство, наладили массовое производство, и теперь в нашем распоряжении огромные запасы материальных благ и обширная сеть их распределения.

Зов прогресса, желание каждого человека до выяснения истины обеспечить собственную безопасность и достигнуть поставленных перед собой целей – все это привело нас к благополучию. Мы решили создать для себя и своих детей условия для обустроенной и приятной жизни, и в результате нашей деятельности за каких-то четыреста лет было создано общество, которому доступны все жизненные блага. Проблема заключается в том, что итогом нашего целеустремленного и навязчивого желания покорить природу и создать для себя как можно больше удобств стало загрязнение естественных систем планеты и доведение их до крайнего истощения. Так дальше продолжаться не может.

Добсон был прав. После Второго откровения обретение нами нового понимания действительно казалось неизбежным.


"Никогда не сдавайся, даже если знаешь, что исход боя не в твою пользу: любая мелочь, любая случайность в следствии твоих усилий может все поменять. "
 
usniДата: Воскресенье, 23.09.2012, 22:32 | Сообщение # 19
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 289
Статус: Offline
Мы близки к достижению цели, поставленной перед нашей цивилизацией. Мы осуществили коллективное решение и с завершением строительства благополучной жизни освободились от своих страхов, чтобы раскрыться для чего-то еще. Я почти воочию видел, как замедляет свой бег современность по мере того, как мы приближаемся к концу тысячелетия. Не отпускавшая нас в течение четырех веков цель достигнута. Мы создали средства материального обеспечения и теперь вроде бы готовы, – а на самом деле размышляем, стоит ли этим заниматься – разобраться в смысле своего существования.

Лица окружавших меня пассажиров были озабочены, но мне казалось, что я заметил проблески понимания. Интересно, обратили ли они внимание на странные стечения обстоятельств?

Самолет начал снижение. Стюардесса объявила о скорой посадке в Лиме. Я назвал Добсону свой отель и поинтересовался, где остановится он. Историк назвал свой и добавил, что от моего это милях в двух.

– Что вы намерены делать? – поинтересовался я.

– Я как раз об этом размышлял, – ответил он. – Первым делом собираюсь посетить американское посольство и сообщить, что меня привело сюда, просто чтобы отметиться.

– Неплохо придумано.

– Потом хочу поговорить с как можно большим числом местных ученых. Исследователи из университета Лимы уже сообщили мне, что им ничего не известно о Манускрипте, но есть и другие ученые, которые проводят раскопки на руинах древних построек, и может быть, они захотят что-то рассказать. Ну а вы? Каковы ваши планы?

– У меня их нет, – признался я. – Вы не будете возражать, если я присоединюсь к вам?

– Конечно, нет. Я как раз собирался вам это предложить.

Самолет приземлился, мы получили багаж и договорились встретиться позже в отеле у Добсона. Я вышел на улицу в редеющие сумерки и подозвал такси. Воздух был сухой, дул резкий порывистый ветер.

Когда моя машина тронулась, я заметил, что за нами двинулось еще одно такси и пристроилось сзади. Несколько раз мы поворачивали, однако такси по-прежнему следовало за нами, и мне удалось разглядеть фигуру единственного пассажира на заднем сиденье. От охватившей меня нервозности засосало под ложечкой. Мой водитель понимал по-английски, и я попросил его ехать не прямо к отелю, а немного покататься поблизости. Я сказал, что мне хочется посмотреть город. Водитель без лишних слов согласился. Такси все так же висело на хвосте. Что это могло значить?

Когда мы подъехали к отелю, я предупредил водителя, чтобы он оставался в машине, а сам открыл дверцу и сделал вид, что расплачиваюсь. Преследовавшая нас машина остановилась поодаль, ехавший в ней человек вышел и неторопливо направился к входу в отель.

Я вскочил обратно в машину, захлопнул дверцу и велел ехать дальше. Когда мы рванули с места, мой преследователь вышел на улицу и наблюдал за нами, пока мы не скрылись. В зеркале заднего вида я разглядел, как напряглось лиио водителя, не сводившего с меня глаз.

– Извините, что так получилось. Я решил устроиться в другом месте.

С вымученной улыбкой я назвал ему отель, где остановился Добсон, хотя в глубине души мне хотелось отправиться обратно в аэропорт и первым же рейсом вернуться в Штаты.

Когда до отеля оставалось каких-нибудь полквартала, я попросил остановиться.

– Ждите здесь, – приказал я водителю. – Я скоро вернусь.

На улице было полно людей, в основном местных жителей. Однако то тут, то там навстречу попадались и американцы, и европейцы. При виде туристов я почему-то почувствовал себя в большей безопасности. Метров за пятьдесят до отеля я остановился. Что-то было не так. Пока я стоял и озирался, неожиданно раздались выстрелы, и в воздухе разнеслись истошные вопли. Люди передо мной бросились на землю, и я увидел стремительно бежавшего в мою сторону Добсона.


"Никогда не сдавайся, даже если знаешь, что исход боя не в твою пользу: любая мелочь, любая случайность в следствии твоих усилий может все поменять. "
 
usniДата: Воскресенье, 23.09.2012, 22:32 | Сообщение # 20
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 289
Статус: Offline
В его глазах застыл испуг, он был в панике. Один из его преследователей выстрелил в воздух и крикнул Добсону, чтобы тот остановился.

Приблизившись и с трудом узнав меня, Добсон воскликнул:

– Бегите! Ради всего святого, бегите!

Меня охватил ужас. Я повернулся и бросился по переулку. Дорогу мне преградил деревянный забор метра два высотой. Подбежав, я изо всех сил подпрыгнул, ухватился за верхнюю часть досок и подтянулся. Перед тем как спрыгнуть на другую сторону, я бросил взгляд в переулок. Добсон отчаянно мчался вперед. Прозвучало еще несколько выстрелов. Он споткнулся и упал.

Сломя голову я устремился вперед, перепрыгивая через кучи мусора и кипы картонных коробок. На какой-то миг мне показалось, что я слышу за собой преследователей, однако оглянуться не хватило духу. Переулок выходил на другую улицу, где было полно народу, и никто, по всей видимости, ни о чем не подозревал. Добежав до улицы, я с колотящимся от страха сердцем решился-таки бросить взгляд назад. Там никого не было. Я торопливо зашагал вперед, стараясь смешаться с толпой. «Почему Добсон бежал? – спрашивал я себя. – Неужели его убили?»

– Постойте, – услышал я громкий шепот. Я бросился было бежать, однако кто-то догнал меня и схватил за руку. – Да подождите же минуту, прошу вас, – снова послышался шепот. – Я видел все, что произошло. Попытаюсь помочь вам.

– Кто вы? – проговорил я с дрожью в голосе.

– Я – Уилсон Джеймс, – представился незнакомец. – Объяснения потом. Сейчас нам нужно поскорее убраться отсюда.

Что-то в его голосе и внешности заставило меня забыть о страхе и решиться пойти за ним. Вскоре мы зашли в небольшой галантерейный магазинчик. Мой спутник кивнул человеку за прилавком и провел меня в пахнущую плесенью подсобку. Потом он притворил дверь и опустил шторы.

Моему спасителю было за шестьдесят, хотя выглядел он значительно моложе, может, потому, что у него были необыкновенно живые, полные огня глаза. Кожа коричневая от загара, черные волосы. Его можно было принять за перуанца, но по-английски он говорил почти как американец. На нем были светло-голубая футболка и джинсы.

– Здесь вы на какое-то время будете в безопасности. А почему они гнались за вами? Я промолчал.

– Мне кажется, вы здесь из-за Манускрипта, – предположил он.

– Откуда вам это известно?

– Полагаю, ваш приятель оказался с вами здесь по той же причине?

– Да. Его зовут Добсон. Как вы догадались, что нас двое?

– У меня комната выходит в переулок, по которому вы бежали; я выглянул в окно и увидел, как они гонятся за вами.

– Они застрелили Добсона? – спросил я, похолодев от одной лишь мысли о том, что могу услышать в ответ.

– Не знаю, – проговорил Джеймс. – Было не разобрать. Но я увидел, что вам удалось уйти от погони, и кинулся вниз по черной лестнице, чтобы показать вам безопасное место. Я подумал, что смогу вам помочь.

– Но зачем?

Какое-то мгновение он смотрел на меня так, словно не знал, что ответить. Потом лицо его потеплело.

– Вам этого не понять, но я стоял там, у окна, а в голове вертелись мысли об одном старом друге. Его уже нет в живых. Он умер, так как считал, что люди должны знать о Манускрипте. И когда я увидел происходящее, то понял, что должен помочь вам.

Уилсон оказался прав – я ничего не понял. Но было такое ощущение, что он говорит чистую правду. Я хотел было задать еще один вопрос, но он заговорил снова:

– Это можно обсудить попозже. А сейчас я считаю, что лучше перебраться в более безопасное место.

– Погодите, Уилсон, – проговорил я, – мне нужно выяснить, как вернуться в Штаты, только и всего. Как это сделать?

– Называйте меня Уил, – предложил он. – Думаю, что не стоит и пытаться пробраться в аэропорт. Во всяком случае, сейчас.


"Никогда не сдавайся, даже если знаешь, что исход боя не в твою пользу: любая мелочь, любая случайность в следствии твоих усилий может все поменять. "
 
usniДата: Воскресенье, 23.09.2012, 22:33 | Сообщение # 21
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 289
Статус: Offline
Если вас по-прежнему разыскивают, там-то будут искать в первую очередь. У меня есть друзья, которые живут за городом. Они спрячут вас. Выбраться из страны можно несколькими способами, на ваш выбор. Когда вы будете готовы к этому, вас проведут через границу.

Уил открыл дверь и огляделся по сторонам, потом вышел на улицу. Вернувшись, он сделал мне знак следовать за ним. Мы выбрались из магазинчика и направились к джипу голубого цвета, на который указал Уил. Когда мы садились в него, я обратил внимание на аккуратно уложенные на заднем сиденье, – будто в дальнюю дорогу – продукты, палатки и дорожные сумки.

Ехали молча. Откинувшись на сиденье рядом с водителем, я пытался обдумать положение. От страха у меня внутри все сжималось. Такого поворота событий я не предполагал. А если бы меня арестовали и бросили в перуанскую тюрьму или просто-напросто убили? Необходимо было, как следует взвесить ситуацию. Одежды у меня не было, но зато были деньги и кредитная карточка, к тому же я почему-то сразу проникся доверием к Уилу.

– Что же такого вы с этим – как бишь его – Лобсоном, натворили, что эти люди начали вас преследовать? – неожиданно спросил Уил.

– Насколько мне известно, ничего, – ответил я. – Я познакомился с Лобсоном в самолете. Он историк и направлялся сюда, чтобы провести официальное изучение Манускрипта. Он представляет группу известных ученых.

– А властям было известно о его приезде? – На лице Уила было написано удивление.

– Ла, он известил правительственных чиновников, что ему потребуется помощь. Трудно поверить, что его пытались арестовать: ведь у него не было с собой даже списков Манускрипта.

– А у него они есть?

– Только первые два откровения.

– Вот уж не знал, что списки Манускрипта есть и в Штатах. Откуда они у него?

– В один из предыдущих визитов сюда ему сказали, что какой-то священник знает о Манускрипте. Найти его не удалось, но за домом священника он обнаружил спрятанные списки.

– Хосе… – погрустнел Уил.

– Кто? – не понял я.

– Это тот самый друг, о котором я вам рассказывал, его больше нет. Он был твердо убежден, что о Манускрипте должно узнать как можно больше людей.

– Что с ним случилось?

– Его убили. Кто – неизвестно. Тело нашли за много миль от дома, в лесу. Но я склонен думать, что это дело рук его врагов.

– Среди власть имущих?

– Кое-кого в правительстве иди церкви.

– Неужели Церковь решилась бы на такое?

– Все может быть. Церковь втайне настроена против Манускрипта. Есть несколько священников, которые разбираются в этом свидетельстве и исподволь выступают за него, но им приходится быть очень осторожными. Хосе же рассказывал о Манускрипте открыто любому, кто проявлял к этому интерес. Еще за несколько месяцев до гибели моего друга я просил его вести себя поосмотрительнее и не раздавать списки Манускрипта всем подряд. Он же отвечал, что поступает так, как считает нужным.

– А когда впервые стало известно о Манускрипте?

– Перевели его три года назад. Но никто не знает, когда он был найден. Мы считаем, что оригинал долгое время находился у индейцев, а потом его обнаружил Хосе. Он умудрился в одиночку перевести его. Конечно, когда церковники выяснили, о чем говорится в Манускрипте, они постарались изъять рукопись. Теперь мы располагаем лишь списками. Думаем, что оригинал уничтожен.

Мы выбрались на восточную окраину города и теперь ехали по узкой дороге в две колеи. Мы миновали обшитые досками небольшие строения, потом обширное пастбише, огороженное дорогостоящей оградой.

– Лобсон рассказывал вам о первых двух откровениях? – спросил Уил.

– Он говорил о Втором. И у меня есть приятельница, поведавшая мне о Первом. Она тоже беседовала со священником, наверное, с Хосе.


"Никогда не сдавайся, даже если знаешь, что исход боя не в твою пользу: любая мелочь, любая случайность в следствии твоих усилий может все поменять. "
 
usniДата: Воскресенье, 23.09.2012, 22:34 | Сообщение # 22
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 289
Статус: Offline
49– Вам понятны эти два откровения?

– Думаю, что да.

– Вы осознали, что в случайных встречах зачастую заложен более глубокий смысл, чем мы думаем?

– У меня такое впечатление, что вся эта поездка представляет собой цепь случайных событий.

– Такое начинает происходить, когда пробуждаешься и приобщаешься к энергии.

– Приобщаешься?

– Это из того, о чем говорится далее в Манускрипте.

– Вот бы послушать об этом, – заинтересовался я.

– Об этом потом, – проговорил он, кивком показывая, что заворачивает на посыпанную гравием дорожку. Впереди, метрах в тридцати, виднелся неприметный деревянный дом. Проехав по дорожке, Уил остановил машину под раскидистым деревом справа от него.

– Мой друг работает на хозяина крупной фермы, которому принадлежит в округе большая часть земельных угодий, присматривает за этим домом, – сообщил он. – Мой друг – весьма влиятельный человек и тайный сторонник Манускрипта. Здесь вы будете в безопасности.

На веранде зажегся свет, и из дома выскочил коренастый коротышка, как потом выяснилось, перуанец. Он улыбался во все лицо, и что-то оживленно говорил по-испански. Подбежав к джипу, он через открытое окно похлопал Уила по спине и бросил на меня доброжелательный взгляд. Уил попросил его говорить по-английски, а потом представил нас друг другу.

– Ему нужно помочь, – кивнул на меня Уил. – Он хочет вернуться в Штаты, но при этом требуется осторожность. Хочу вот оставить его у тебя.

Перуанец не сводил с Уила глаз.

– А ты что, снова за Девятым откровением?

– Да, – отозвался Уил, вылезая из джипа.

Я открыл дверцу и обошел вокруг машины. Уил с приятелем о чем-то разговаривали, не спеша, направляясь к дому. О чем у них был разговор, я не слышал.

Когда я приблизился, перуанец объяснил, что ему нужно идти готовиться, и ушел. Уил повернулся ко мне.

– А что он имел в виду, когда спрашивал у вас насчет Девятого откровения? – спросил я.

– Существует часть Манускрипта, которая так и не найдена. В оригинале текста восемь откровений, но там упоминается еще об одном – Девятом. Многие ищут его.

– И вам известно, где оно?

– Не совсем.

– Как же вы собираетесь найти его?

– Так же, как Хосе нашел первые восемь, – улыбнулся Уил. – Так же, как вы открыли для себя первые два, прежде чем встретить меня. Если кому-то удается приобщиться и накопить достаточно энергии, то случайности начинают следовать одна за другой.

– Расскажите, как это получается, – попросил я. – Из какого это откровения?

Уил посмотрел на меня так, словно оценивал мои умственные способности:

– Метод приобщения заключен не в каком-то отдельном откровении, он содержится во всех главах. Помните, во Втором откровении рассказывается о том, что в мир будут посланы исследователи, чтобы при помощи научного метода понять, в чем смысл жизни людей на этой планете? И что они вернутся не сразу?

– Помню.

– Так вот, остальные откровения представляют собой полученные, в конце концов, ответы. Однако это не просто результат научных изысканий. Ответы, о которых я говорю, получены в различных областях знаний. Открытия, сделанные в области физики, психологии, мистики и религии, сливаются в одно новое представление, в основе которого лежит понятие о случайных стечениях обстоятельств.

Мы уясняем для себя более подробно, что значат стечения обстоятельств, каково их воздействие, и по мере этого с каждым новым откровением обретаем совершенно иное мировоззрение. – В таком случае мне хочется услышать о каждом откровении, – признался я. – Не могли бы вы растолковать их мне, пока вы еше здесь?

– Насколько мне известно, таким образом их не постичь. Вы должны открывать для себя каждое из них по-разному.

– Но как?

– Это приходит само. Если я просто возьму и расскажу вам об этом, то ничего не выйдет.


"Никогда не сдавайся, даже если знаешь, что исход боя не в твою пользу: любая мелочь, любая случайность в следствии твоих усилий может все поменять. "
 
usniДата: Воскресенье, 23.09.2012, 22:35 | Сообщение # 23
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 289
Статус: Offline
Может, у вас и будут сведения о каждом из откровений, но не будет самих откровений. Их предстоит обрести с вашим собственным жизненным опытом.

Не говоря ни слова, мы пристально смотрели друг на друга. Уил улыбнулся. Разговаривая с ним, я ощущал невероятный жизненный подъем.

– А почему вы отправляетесь за Девятым откровением именно сейчас?

– Время пришло. Я был в здешних местах проводником, знаю их и обладаю пониманием всех восьми откровений. Когда я стоял у окна, выходящего в проулок, и думал о Хосе, я уже принял решение еще раз отправиться на север. Девятое откровение там. Я знаю это. Человек я немолодой. К тому же мне было видение, что я уже нашел его и постиг сказанное в нем. Мне известно, что это самое важное откровение. Оно дает возможность более широко взглянуть на все остальные главы древней рукописи и раскрывает перед нами истинный смысл жизни.

У ил вдруг замолчал и посерьезнел:

– Я мог бы уйти на полчаса раньше, но меня не оставляло щемящее чувство чего-то не сделанного. – Он снова помолчал. – И как раз тогда я увидел вас.

Мы долго-долго смотрели друг на друга.

– Вы считаете, я должен ехать с вами? – спросил я.

– А как вам кажется?

– Не знаю, – неуверенно проговорил я. В голове пронеслось все мое путешествие в Перу: Чарлин, Добсон, а теперь вот Уил. Приехав сюда просто из любопытства, я нежданно-негаданно оказался в роли беглеца, которому приходится скрываться и который даже понятия не имеет, кто его преследователи. Но что самое странное, в эти минуты, вместо того чтобы, холодея от ужаса, пребывать в полной панике, я испытывал восторг. Мне следовало напрячь все свои умственные способности, чтобы найти путь домой. Я же, по сути дела, хотел одного – отправиться вместе с Уилом, что означало подвергать себя, вне сомнения, еще большей опасности.

Прикинув все за и против, я пришел к выводу, что выбирать мне, по существу, не приходится. После познания Второго откровения для меня стал невозможным возврат к прежним занятиям. Чтобы сохранить в себе новое знание, я должен был идти вперед.

– Ночь я проведу здесь, – сказал Уил. – Так что у вас есть время до утра, чтобы принять решение.

– Оно уже принято, – заявил я. – Я поеду с вами.

Энергия материи

Мы поднялись на рассвете и все утро ехали на восток практически в полном молчании. В самом начале пути Уил обмолвился, что мы двинемся прямо через Анды в район, который называется высокогорной сельвой и представляет собой покрытые лесами предгорья и плато. Больше Уил, не проронил ни слова.

Я пытался было задавать вопросы о его прошлом и о том, куда мы направляемся, но он вежливо уходил от них, сказав, что должен следить за дорогой. В конце концов я тоже погрузился в молчание, чтобы вволю полюбоваться пейзажами. С горных перевалов открывались потрясающие виды.

Около полудня, добравшись до последней из высившихся над нами горных цепей, мы сделали остановку на

53одном из перевалов. Перекусили бутербродами, не выходя из машины и глядя на простирающуюся перед нами безжизненную долину. На другой стороне вздымались холмы поменьше, покрытые зеленой растительностью. У ил сообщил, что мы заночуем в усадьбе Висьенте, старинном поместье XIX века, которое некогда принадлежало испанской католической церкви. Сейчас, пояснил он, его друг, владелец Висьенте, использует усадьбу как место для проведения деловых встреч и научных конференций.

После этого короткого объяснения мы тронулись в путь и в течение часа не сказали друг другу ни слова, пока не добрались до Висьенте. Въехав в поместье через большие каменные ворота со стальной решеткой, мы проследовали дальше на северо-восток вверх по узкой, усыпанной гравием дорожке.


"Никогда не сдавайся, даже если знаешь, что исход боя не в твою пользу: любая мелочь, любая случайность в следствии твоих усилий может все поменять. "
 
usniДата: Воскресенье, 23.09.2012, 22:36 | Сообщение # 24
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 289
Статус: Offline
Я еще раз попробовал задать несколько наводящих вопросов о самом поместье и о том, почему мы приехали именно сюда, но Уил, как и прежде, отмахнулся от моих расспросов, только на этот раз без обиняков предложил мне полюбоваться окружающей природой.

Красота Висьенте пленила меня. Кругом раскинулись пастбища и сады во всем своем многоцветий. Трава казалась необыкновенно зеленой и сочной, она густым ковром покрывала землю даже под огромными дубами, которые росли на пастбище примерно через каждые тридцать метров. Чем-то эти великаны привлекали внимание, но чем именно – понять я не смог.

Примерно через милю дорога повернула на восток, и начался пологий подъем. На вершине холма располагался дом – обширное строение в колониальном стиле из рубленых бревен и серого камня. Как оказалось, в нем было не меньше пятидесяти номеров, а с южной стороны имелась просторная крытая веранда во всю длину дома. По периметру двора высилось еще несколько дубов-великанов. Еше там были клумбы с редкими растениями, а по краям дорожек росли цветы и папоротники такой красоты, что дух захватывало. На веранде и около дома у деревьев непринужденно разговаривали какие-то люди.

Когда мы выходили из машины, Уил на какой-то миг задержался и бросил взгляд на открывшийся вид. За домом, к востоку, начинался пологий спуск в долину, на ней простирались луга и лес. Вдалеке виднелась еще одна цепь холмов, отливавшая голубоватым пурпуром.

– Я, пожалуй, зайду и выясню, как у них с местами, – сказал Уил. – Может, пока осмотритесь? Вам здесь понравится.

– Правда? – отозвался я.

Он направился к дому, потом обернулся:

– Непременно побывайте в садах для исследований. Увидимся за ужином.

Было ясно, что по какой-то причине Уил оставляет меня одного, но причина эта меня не интересовала. Я чувствовал себя превосходно и не испытывал ни малейшей тревоги. Уил успел рассказать мне, что приезжающие в Висьенте туристы представляют для страны источник солидных долларовых поступлений, и поэтому власти стараются не вмешиваться в происходящее здесь, даже несмотря на то, что темой обсуждения зачастую бывает и Манускрипт.

Мое внимание привлекли несколько больших деревьев и тропинка, вившаяся между ними. По ней я и направился. Подойдя к деревьям, я увидел, что тропинка ведет к небольшой железной калитке, миновав которую можно было спуститься по нескольким пролетам каменной лестницы до луга, усеянного полевыми цветами. Вдали виднелся фруктовый сад, небольшой ручей и участок лесных угодий. У калитки я остановился и. сделав несколько глубоких вдохов, залюбовался красотой раскинувшегося внизу пейзажа.

– Прелесть, ничего не скажешь, верно? – послышался сзади чей-то голос.

Я быстро обернулся. Это была женщина лет сорока с походным рюкзаком за плечами.

– Вне всякого сомнения, – отозвался я. – Никогда не приходилось видеть ничего подобного.

Какое-то время мы любовались просторами полей и тропическими растениями, которые нависали одно над другим на поднимавшихся слева и справа от нас террасах, а затем я поинтересовался:

– Вы случайно не знаете, где находятся сады для исследований?

– Конечно знаю, – охотно отозвалась она. – Мне как раз в ту же сторону. Я провожу вас.

Мы представились друг другу и, спустившись по ступеням, зашагали проторенной тропинкой к югу. У Сары Лор-нер – так звали мою новую знакомую – были золотистые волосы и голубые глаза. Она выглядела бы по-девчоночьи, если бы не ее серьезная манера держаться. Несколько минут мы шли молча.

– Вы здесь в первый раз? – спросила она.

– Да, – ответил я. – Я об этих местах мало что знаю.

– Ну а я почти что год, как бываю здесь время от времени. Так что могу немного ввести вас в курс дела.


"Никогда не сдавайся, даже если знаешь, что исход боя не в твою пользу: любая мелочь, любая случайность в следствии твоих усилий может все поменять. "
 
usniДата: Воскресенье, 23.09.2012, 22:37 | Сообщение # 25
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 289
Статус: Offline
Лет двадцать назад эта усадьба приобрела популярность как место для общения ученых из разных стран. Здесь проводили встречи различные научные организации, главным образом биологи и физики. Но вот несколько лет назад…

Какое-то мгновение Сара колебалась, потом подняла на меня глаза:

– Вы слышали о Манускрипте, найденном здесь, в

Перу?

– Да, – подтвердил я. – О первых двух откровениях. – Мне хотелось поделиться с ней тем, насколько меня это захватило, однако я сдержался, не зная, могу ли полностью доверять ей.

– Мне показалось, что так оно и есть. Было такое впечатление, что вы здесь набираетесь энергии.

В это время мы шли по деревянному мостику через ру чей.

– Какой энергии? – недоуменно спросил я. Она остановилась и оперлась на перила.

– Вам что-нибудь известно о Третьем откровении?

– Нет.

– В нем описывается новое понимание материального мира. Нам, людям, говорится в нем, предстоит научиться восприятию того вида энергии, который раньше считался невидимым. В этом доме теперь собираются ученые, которые заинтересованы в изучении и обсуждении этого явления.

– Значит, ученые считают, что эта энергия на самом деле существует? – спросил я.

Мы двинулись дальше по мостику.

– Лишь некоторые, – сказала она. – И нам из-за этого приходится довольно туго.

– Выходит, вы – ученый?

– Я преподаю физику в небольшом колледже в штате Мэн.

– Так почему же некоторые ученые не согласны с вами?

Сара помолчала, словно задумавшись.

– Вам нужно разобраться в истории развития науки, – сказала она и вопросительно посмотрела на меня, словно желая узнать, хочу ли я вникнуть поглубже в этот предмет. Я с энтузиазмом кивнул.

– Вспомните на минуту Второе откровение. После того как потерпело крах средневековое мировоззрение, мы на Западе поняли, что совсем не знаем мира, в котором живем. Было ясно: для того чтобы постараться осознать сущность этого мира, необходимо отделить факты от суеверий. С этой целью мы, ученые, выработали определенный подход, известный как научный скептицизм, который, по сути дела, требует неоспоримых доказательств для любого предположения относительно того, как устроен мир. Прежде чем во что-то поверить, мы требовали доказательств, которые можно было увидеть и потрогать руками. Любые идеи, для подтверждения которых невозможно было представить вещественные доказательства, отвергались.

– Видит Бог, – продолжала она, – этот подход сослужил нам хорошую службу, когда мы имели дело с более или менее очевидными явлениями природы, с такими объектами, как камни, тела и деревья, с объектами, доступными восприятию каждого вне зависимости от того, с какой долей скептицизма к этому относиться. Мы быстро принялись за дело и дали названия всякой части вещественного мира, пытаясь выяснить, что он собой представляет. В конечном счете, мы пришли к выводу, что в природе все происходит в соответствии с неким естественным законом, что любое событие обусловлено непосредственной причиной, которая доступна пониманию. – Тут рассказчица улыбнулась каким-то своим мыслям. – Видите ли, в рассматриваемый период времени ученые не многим отличались от остальных людей. Мы вместе со всеми задались целью освоить мир, в котором мы живем. Идея заключалась в попытке дать ему такое объяснение, чтобы он выглядел безопасным и управляемым. При подобном скептическом подходе мы замкнулись на конкретных вопросах, с решением которых наше существование представлялось более безмятежным.

От мостика мы прошли по извивающейся тропинке через небольшой лужок туда, где деревья росли гуше.

– При таком подходе, – продолжала объяснения Сара, – все неявное и таинственное исключалось наукой из этого мира.


"Никогда не сдавайся, даже если знаешь, что исход боя не в твою пользу: любая мелочь, любая случайность в следствии твоих усилий может все поменять. "
 
usniДата: Воскресенье, 23.09.2012, 22:37 | Сообщение # 26
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 289
Статус: Offline
Следуя ходу мысли Исаака Ньютона, мы пришли к выводу, что все в мире непременно происходит неким предсказуемым образом и он подобен гигантской машине, поэтому долгое время доказать что-либо другое было просто невозможно. События, которые происходили одновременно с другими, но не имели с ними причинной связи, называли просто случайными.

Затем были проведены два исследования, которые снова обратили наши взоры к тайнам Вселенной. За последние несколько десятилетий много было написано о перевороте в физике, однако на самом деле изменения связаны с двумя важнейшими открытиями – с квантовой механикой и работами Альберта Эйнштейна.

Вся жизнь Эйнштейна была посвящена попыткам доказать, что воспринимаемая нами твердая материя в большинстве случаев представляет собой пустое пространство, которое заполнено некоей формой энергии. Мы с вами не исключение. А с помощью квантовой физики было доказано, что наблюдения за этими формами энергии на все более элементарных уровнях могут привести к потрясающим открытиям. Опыты показали, что при попытке разрознить невероятно малые проявления этой энергии – мы называем их элементарными частицами, – и пронаблюдать их поведение на результаты опыта воздействует сам акт наблюдения, словно элементарные частицы испытывают на себе влияние предположений экспериментатора. Это верно даже для тех случаев, когда частицы проявляются там, где вероятность этого исключена по нашим законам логики: одновременно в двух местах, забегая вперед или отставая во времени, и тому подобное.

Сара остановилась, чтобы еще раз заглянуть мне в глаза:

– Другими словами, то, из чего в основном состоит Вселенная, по самой сути своей представляет некий вид чистой энергии, которая поддается воздействию намерений и предположений человека, и это соответственно отметает нашу старую механистическую модель мира. Создается впечатление, что само ожидание чего-то заставляет нашу энергию выплескиваться в окружающий мир и воздействовать на другие энергетические системы. Впрочем, в это вас как раз и должно заставить поверить Третье откровение.

Моя собеседница неодобрительно покачала головой:

– К сожалению, многие ученые не принимают эту идею всерьез. Они предпочитают по-прежнему относиться к этому скептически и ждать, сможем ли мы это доказать. —

– Эй, Сара, мы здесь! – донесся издалека чей-то голос. Было видно, как справа за деревьями, метрах в пятидесяти, кто-то машет рукой.

Сара посмотрела на меня:

– Мне нужно недолго поговорить с этими ребятами. У меня с собой есть перевод Третьего откровения, так что, если хотите, можете пока выбрать местечко и почитать.

– Конечно, хочу, – с радостью согласился я.

Она вытащила из рюкзака бумаги, подала их мне и ушла.

Я взял рукопись и огляделся, ища, где устроиться. Земля здесь густо поросла невысоким кустарником, почва была болотистой, но невдалеке начиналась возвышенность, в конце которой было что-то наподобие холма. Я решил отправиться туда и найти место посуше.

Когда подъем кончился, я остановился пораженный: передо мной было невероятно красивое место. Далеко стоящие друг от друга корявые дубы вздымали свои раскидистые ветви и, тесно переплетаясь кронами, образовывали над головой что-то вроде навеса. Какие-то невысокие тропические растения с широкими листьями перемежались с раскидистыми папоротниками и кустами, усыпанными белыми цветами. Выбрав место посуше, я сел на землю. В воздухе разносился затхлый запах палой листвы и нежный аромат цветов.

Я расправил бумаги и обратился к началу перевода. В кратком вступлении давалось объяснение, что с Третьим откровением преображается представление о материальном мире. Было совершенно очевидно, что слова эти повторяют сказанное Сарой.


"Никогда не сдавайся, даже если знаешь, что исход боя не в твою пользу: любая мелочь, любая случайность в следствии твоих усилий может все поменять. "
 
usniДата: Воскресенье, 23.09.2012, 22:38 | Сообщение # 27
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 289
Статус: Offline
Где-то к концу второго тысячелетия, предрекалось в Манускрипте, люди откроют для себя новую энергию, которая не только составляет основу всего сущего, в том числе и нас самих, но и исходит от всего сущего.

Некоторое время я размышлял над этим, потом принялся читать дальше и был поражен: в Манускрипте говорилось, что начальную стадию восприятия человеком этой энергии составляет повышенная восприимчивость к красоте. Пока я обдумывал это, мое внимание привлекли шаги внизу на тропинке. Я увидел, что это Сара, когда она посмотрела на холм и встретилась со мной взглядом.

– Чудесное здесь место, – сказала она, поднявшись ко мне. – Вы уже дочитали до того места, где говорится о восприятии красоты?

– Да, – ответил я. – Но мне не понятно, что имеется в виду.

– Далее в Манускрипте, – сказала она, – об этом рассказывается более подробно, но я дам краткое объяснение. Восприятие красоты – это своеобразный барометр, (по которому каждый из нас может судить, насколько он близок к восприятию этой энергии в действительности. Это очевидно, потому что когда вы видите энергию, вы рассматриваете ее так же, как и красоту.

– Вы говорите так, словно ее можно видеть, – заметил я.

Нисколько не смутившись, она посмотрела мне в глаза:

– Да, я вижу ее, но сначала мне пришлось научиться более глубокому восприятию красоты.

– Ну и что из этого? Разве красота – понятие не относительное?

Сара покачала головой:

– Мы можем называть красивыми разные веши, однако характеристики, которые мы даем чему-то красивому, по сути дела, одинаковы. Подумайте, ведь когда что-то поражает нас своей красотой, то это проявляется в том, что этот объект становится для нас более явным, приобретает более четкие формы и более насыщенную окраску. Он выделяется среди всего остального. Он светится. Кажется, что по сравнению с невыразительностью других объектов он чуть ли не переливается всеми цветами радуги.

Я согласно кивнул.

– Взгляните на эти места, – продолжала она. – Я знаю, что вы заворожены ими. потому что все мы испытали то же самое. Эта местность бросается в глаза. И цвета, и формы здесь более выразительны. Ну а следующий уровень восприятия заключается в способности наблюдать над каждым объектом его энергетическое поле.

Должно быть, я выглядел совершенно сбитым с толку, потому что Сара рассмеялась, а потом с самым серьезным видом предложила:– Давайте пройдем дальше, в сады. Они расположены отсюда примерно в полумиле. Мне кажется, там вам будет интересно.

Я поблагодарил ее за то, что она потратила столько времени на разъяснения Манускрипта и показала Висьенте мне, совершенно незнакомому человеку.

Она пожала плечами:

– Вы, судя по всему, относитесь с симпатией к тому, что мы пытаемся сделать. А мы все понимаем, что необходимо рассказывать о нашей деятельности, идя продолжения этих исследований нужно, чтобы о них стало известно в Соединенных Штатах и других странах. Местные власти нас, похоже, недолюбливают.

Неожиданно сзади донесся чей-то голос:

– Извините, пожалуйста!

Обернувшись, мы увидели, что по тропинке к нам быстро приближаются трое мужчин. На вид им было далеко за сорок, и они были весьма элегантно одеты.

– Не подскажет ли нам кто-нибудь, где находятся сады для исследований? – осведомился самый высокий из них.

– А вы не могли бы сказать, – поинтересовалась в свою очередь Сара, – что привело вас сюда?

– V меня и у моих коллег есть разрешение владельца этого поместья осмотреть сады и поговорить с кем-нибудь о так называемых исследованиях, которые проводятся здесь. Мы из университета Перу.

– Судя, по вашему тону, вы не согласны с нашими открытиями, – улыбнулась Сара, явно пытаясь разрядить обстановку.

– Совершенно верно, – подтвердил другой.


"Никогда не сдавайся, даже если знаешь, что исход боя не в твою пользу: любая мелочь, любая случайность в следствии твоих усилий может все поменять. "
 
usniДата: Воскресенье, 23.09.2012, 22:39 | Сообщение # 28
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 289
Статус: Offline
– Мы считаем абсурдными заявления о том, что вы можете видеть некую загадочную энергию, которую никто прежде не замечал.

– А вы пытались увидеть ее? – настойчиво допытывалась Сара.

Пропустив мимо ушей ее вопрос, он снова спросил:

– Вы можете объяснить, как пройти в сады?

– Конечно, – проговорила Сара. – Метров через сто увидите тропинку, ведущую на восток. Идите по ней, и примерно через четверть мили выйдете к садам.

Долговязый поблагодарил, и они поспешили своей дорогой.

– Вы направили их не туда, – удивился я.

– Не совсем чтобы не туда, – ответила она. – Тут есть и другие сады. Люди там более подготовлены к тому, чтобы разговаривать с подобного рода скептиками. V нас здесь время от времени появляются подобные типы, не только ученые, но и просто любопытные, люди, которым не дано даже подступить к постижению того, чем мы здесь занимаемся… и это говорит о том, что существует проблема научного подхода.

– Как это понимать? – недоуменно спросил я.

– Я уже говорила о том, что старый подход – научного скептицизма – был хорош для изучения более очевидных и несомненных явлений в природе, таких, как деревья, солнечный свет или грозы. Однако существует целая группа явлений, которые не так просто увидеть и невозможно изучить. По сути дела, нельзя даже утверждать, что они вообще существуют, если не отставить в сторону или не забыть на время свой скептицизм и постараться постичь их. А вот когда вам это удастся, тогда и возвращайтесь к своим скрупулезным исследованиям.

– Занятно, – проговорил я.

Лес впереди закончился, и перед нами предстали десятки возделанных участков, на каждом из которых росли различные растения. Большинство из них, похоже, были съедобные: тут было все – от бананов до шпината. К восточной кромке каждого участка подходила широкая, посыпанная гравием дорожка. Она вела на север, туда, где пролегала дорога, которая, как выяснилось, уже не была частным владением. Вдоль гравийной дорожки стояли металлические строения. Возле каждого из них работало по четыре-пять человек. – Я вижу здесь кое-кого из своих друзей, – сказала Сара, указывая на людей у ближайшего строения. – Давайте подойдем туда. Хочется, чтобы вы познакомились с ними.

Она представила меня трем мужчинам и женщине, все они принимали участие в исследованиях. После краткой беседы мужчины извинились и вернулись к своей работе, а женщина-биолог, которую звали Марджори, была, похоже, не занята и могла поговорить.

Поймав на себе взгляд Марджори, я спросил:

– Какими конкретно исследованиями вы занимаетесь? Было такое впечатление, что я застал ее врасплох, однако, улыбнувшись, она, в конце концов, заговорила:

– Даже не знаю, с чего начать. Вы знакомы с Манускриптом?

– С его первыми разделами. Только что приступил к Третьему откровению.

– Ну что ж, этим все мы здесь как раз и занимаемся. Пойдемте, покажу. – Она поманила меня за собой, и мы, обогнув металлическую постройку, вышли туда, где росли бобы. Я обратил внимание, что на вид это были исключительно здоровые растения: не было заметно следов поражения насекомыми-вредителями и пожухлых листьев. Почва там, где они росли, отличалась, судя по всему, высоким содержанием перегноя и казалась, чуть ли не пушистой. Каждое растение было тщательно разрежено, стебли и листья росли близко, но не касались друг друга.

Она указала на ближайшую посадку:

– Мы стараемся рассматривать эти растения как законченные энергетические системы и заботимся обо всем, что необходимо для их процветания – о почве, питательных веществах, влаге и свете. И вот что мы обнаружили: законченная экосистема вокруг каждого растения представляет собой единую систему жизнедеятельности, единый организм. И здоровье каждой его части влияет на его здоровье в целом.


"Никогда не сдавайся, даже если знаешь, что исход боя не в твою пользу: любая мелочь, любая случайность в следствии твоих усилий может все поменять. "
 
usniДата: Воскресенье, 23.09.2012, 22:40 | Сообщение # 29
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 289
Статус: Offline
После некоторого колебания Марджори продолжила:

– Главное же заключается в том, что, начав размышлять над энергетическими связями всего растения, мы пришли к поразительным результатам. Выбранные нами для опыта растения не отличались размерами, однако по своей питательности превосходили остальные.

– И каким образом вы это выяснили?

– В них было больше протеина, углеводов, витаминов и минеральных веществ.

Собеседница выжидающе посмотрела на меня:

– Но самое удивительное не в этом! Мы обнаружили, что растения, которые находятся под непосредственной опекой людей, таят в себе еще большие возможности.

– Под какой опекой? – не понял я.

– Ну, когда каждый день обрабатывают вокруг них почву, следят за ними, – объяснила она. – В таком вот духе. Мы поставили эксперимент с контрольной группой растений, когда одни получали особый уход, а другие – нет, и наши находки подтвердились. Более того, – продолжала биолог, – мы подошли к этому вопросу шире, и теперь исследователь не только ухаживает за ними, но и обращается к ним с просьбой расти более здоровыми. Человек просто усаживается рядом и все свое внимание и заботу сосредоточивает на их росте.

– И они стали здоровее?

– Значительно. И стали быстрее расти.

– Невероятно.

– Да, в это с трудом можно поверить… – Звук ее голоса замер: она не отрываясь смотрела на шагавшего в нашу сторону пожилого человека, на вид ему было за шестьдесят.

– Джентльмен, который идет к нам, – специалист по микробиологии, – негромко пояснила Марджори. – Первый раз он приехал сюда около года назад и тут же взял отпуск, чтобы задержаться здесь подольше. Это профессор Вашингтонского университета. Зовут его Хайнз. Он автор нескольких выдающихся открытий. Когда профессор подошел, Марджори представила меня этому коренастому черноволосому мужчине, на висках у которого пробивалась седина. Она задала несколько вопросов, и профессор с увлечением принялся излагать суть своего исследования. По его словам, наибольший интерес для него представляли результаты жизнедеятельности органов человека на основе высокоэффективных анализов крови, особенно в том, что касается качества потребляемой пищи.

Профессор поведал, что больше всего его заинтересовали данные, полученные при исследовании высокопитательных растений, которые выращиваются в Висьенте. Они не только вызывали бурный подъем жизнедеятельности организма человека: подъем этот превосходил все, что можно было ожидать от питательных вешеств как таковых. Наши знания физиологии человека здесь бессильны. Нечто, присущее строению этих растений, производит эффект, который до сих пор не поддается объяснению.

Взглянув на Марджори, я спросил:

– Значит, когда на этих растениях концентрируется внимание, они получают нечто такое, от чего, съев их, человек, в свою очередь, становится гораздо сильнее. Это и есть та энергия, о которой упоминается в Манускрипте?

Марджори повернулась к профессору. Тот лишь чуть улыбнулся мне:

– Пока не известно.

Я поинтересовался его планами, и он рассказал, что хочет разбить такой же сад в штате Вашингтон и наладить в нем исследования, чтобы выяснить, испытают ли энергетический подъем и станут ли здоровее люди, которые будут питаться выращенными там растениями. Пока он говорил, я то и дело невольно поглядывал на Марджори. Она вдруг показалась мне необычайно красивой. Даже под мешковатыми джинсами и футболкой она выглядела высокой и стройной. Темно-каштановые волосы, ниспадающие на лицо крупными завитками, карие глаза…

Я ошутил сильное физическое влечение. Однако в то мгновение, когда я почувствовал это, она повернулась ко мне, пристально посмотрела в глаза и отступила на шаг.


"Никогда не сдавайся, даже если знаешь, что исход боя не в твою пользу: любая мелочь, любая случайность в следствии твоих усилий может все поменять. "
 
usniДата: Воскресенье, 23.09.2012, 22:40 | Сообщение # 30
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 289
Статус: Offline
– Мне нужно кое-кого встретить, – проговорила она. – Может, потом увидимся.

Марджори попрощалась с Хайнзом, улыбнулась мне застенчивой улыбкой и пошла по дорожке мимо металлической постройки.

Поговорив еше несколько минут с профессором, я пожелал ему успехов и направился обратно к тому месту, где оставил Сару. Она все так же стояла и оживленно разговаривала с еще одним исследователем. Однако пока я шел к ней, она не сводила с меня глаз.

Когда я подошел, ее собеседник улыбнулся, поправил листы с записями на своей папке с зажимом и прошел внутрь металлического строения.

– Что-нибудь выяснили? – поинтересовалась Сара.

– Да, – рассеянно ответил я, уставясь себе под ноги, – похоже, эти ребята заняты здесь интересными вешами.

А куда делась Марджори? – спросила она.

Я поднял глаза и успел заметить на ее лице лукавое выражение:

– Она сказала, что у нее с кем-то встреча.

– Вы ее разочаровали? – теперь уже открыто улыбалась она.

– Наверное, да, – рассмеялся я. – Но я вроде ничего такого не сказал.

– А вам и не нужно было ничего говорить. Марджори' заметила изменение вашего поля. Оно было довольно явным. Мне было видно даже отсюда.

– Изменение моего… чего?

– Энергетического поля вокруг вашего тела. Многие из нас научились видеть поля, по крайней мере, при определенном освещении. Когда человек испытывает половое влечение, его энергетическое поле завихряется в виде воронки и устремляется к тому, кто является объектом этого влечения.

Это прозвучало просто как фантастика, но прежде чем я, ошеломленный, смог что-либо ответить, наше внимание привлекла группа людей, выходивших из металлического строения.

– Пришло время проецировать энергию, – объяснила

Сара. – Вам стоит посмотреть.

Четверо молодых людей, по всей видимости, студенты, направились к посадкам кукурузы, и мы последовали за ними. Подойдя ближе, я разглядел, что посадки состоят из двух отдельных участков квадратной формы со стороной около трех метров. На одном из них кукуруза достигала шестидесяти сантиметров в высоту. На другом высота растений не превышала полуметра. Все четверо прошли на участок, где кукуруза была выше, и расселись по углам лицом к растениям. По всему было видно, что они сконцентрировали свои взгляды на кукурузе. Заходящее солнце светило мне в спину, участок купался в мягких янтарных отблесках его лучей. Вдалеке все так же темнели леса. Силуэты растений и студентов резко выделялись на этом почти черном фоне.

Сара встала рядом.

– Отлично, – проговорила она. – Смотрите! Видите?

– Что?

– Как они передают свою энергию растениям. Я напряженно вглядывался в происходящее, но так ничего и не заметил.

– Ничего не вижу, – вздохнул я.

– Тогда присядьте на корточки, – посоветовала Сара, – и сосредоточьте внимание на пространстве между людьми и растениями.

На какой-то миг мне показалось, что я увидел блик света, но посчитал, что это солнечный отблеск или мне просто померещилось. Я еще несколько раз попытался что-нибудь увидеть, но потом бросил.

– Не получается, – разочарованно сказал я, вставая.

– Ничего страшного, – похлопала меня по плечу Сара. – Первый раз всегда труднее всего. Как правило, приходится немного поэкспериментировать, чтобы настроить свой взгляд.

Один из студентов перевел глаза на нас и поднес указательный палеи к губам, поэтому мы пошли назад к строению.

– Вы надолго в Висьенте? – спросила Сара.

– Наверное, нет, – ответил я. – Человек, с которым я приехал сюда, разыскивает последнюю часть Манускрипта.

На ее лице появилось удивленное выражение:

– Я считала, что он найден весь. Хотя, откуда мне знать. Я настолько увлеклась той его частью, которая имеет отношение к моей работе, что остальное лишь пробежала глазами.


"Никогда не сдавайся, даже если знаешь, что исход боя не в твою пользу: любая мелочь, любая случайность в следствии твоих усилий может все поменять. "
 
Форум » Читальный зал » Читальный зал » СЕЛЕСТИНСКИЕ ПРОРОЧЕСТВА (Джеймс Редфилд)
Страница 2 из 5«12345»
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017Конструктор сайтов - uCoz